Location Сделаный в СССР > Папинкин сынок


Вход

Папинкин сынок


В мемуарах многих футбольных корифеев, как правило, встречается канонический эпизод: родители пытаются обучить сына музыке. Разумеется, без особого успеха. Иногда музыкальную грамоту заменяют другие мелкие увлечения, но музыка прекрасна и символична. Даже ей не удаётся отвратить ребёнка от круглосу­точной дружбы со спортом. Так и в семье Блохиных. Заинтересовать Олега музыкой не удалось. Виолончель он не осилил, ведь сама мысль о многочасо­вом сидении в компании с музыкаль­ным инструментом... Ну, вы поняли.

Олег Блохин и Леонид Буряк — один из лучших дуэтов в истории киевского клуба. А потом ОВБ сменит ЛИ Б во главе сборной Украины...

Можно, конечно, было загнать парня палкой, но... Дело даже не в особых педагогических подходах — свой характерец у Блохина-младшего проявился рано.
Другое дело — спорт. Первое футбольный триумф 9-летний Олег отпразновал в пионерском лагере. Его наградили грамотой как игрока команды, занявшей первое место, том же году в сентябре отец привё сына в динамовскую футбольную школу, где первым учителем Блох стал Александр Васильевич Леош
Впрочем, не совсем так. Наверное маме Олега очень хотелось, чтобы сын стал легкоатлетом. Но, заметив его увлечение футболом, именно она привела сына в спортивную секци своего института. Олег с удовольствием ходил на занятия, а затем... куда-то пропал тренер! Пришлось юным футболистам возвращаться в свои дворы. Вот тогда уже инициативу проявил отец.
1961-й — исторический год для «Динамо». Покорена первая чемппионская вершина! Киевская детвора бредила именами Макарова, Воинова, Каневского, Турянчика, Базилевича, Лобановского, Сабо. Желающих записаться в детскую футбольную школу было — ой-ой! И как, скажи детскому тренеру в таких условию проводить отбор?! Все построилис пробежались, разбились на команды, сыграли в футбол. Вновь пострились. Вот, ты остаёшься и вы двое. Остаетесь, остальные свободны.
Владимир Иванович ни за кого никогда не просил. Да и в собственной жизни всего добивался сам. Но тут отошёл от принципов, позвонил Леонидову с просьбой взглянуть профессиональным оком на сына может, выйдет из него футболист. Наставник юного поколения динамовцев отказать не мог: во-первых, он давно знал Владимира Блохина; во-вторых, тот был своим, динамовцом спортчиновником. Как можно oтказать?

А ещё отец взялся ликвидировать несоответствие стандартов. Он стал домашним тренером Олега. На рассве­те заставлял бегать кроссы, затем наставал черёд гимнастических упраж­нений. Это перед школой. А вечером после выполнения школьных домашних заданий отработка техники — контроль мяча попеременно левой и правой ногой, вначале как обычно, затем с завязанными глазами.
Занятия во внеурочное время значительно подтянули кондиции. Олег вытянулся в росте, добрал недостающие килограммы, улучшилась спирометрия (грубо говоря, объем легких). Да и в футбольной школе прогресс наблюдался. Не зря футбольная школа на лето выезжала в спортивно-оздоровительный лагерь.
Блохин — левша. Это обстоятельство во многом определило его амплуа. Разумеется, Олег по возможности старался развивать и правую ногу. Но наивно рассчитывать на победу в споре с природой. И потом, левша в любой спортивной дисциплине при прочих равных условиях имеет преимущество перед соперником. (Уйдем от теорети­ческих дискуссий на эту тему, хотя в целом они уместны.)

Считается, что левоногие нападаю­щие всегда были в дефиците. Пришло время, и Блохин попал в поле зрения тренеров динамовской команды мастеров. Говорят, одним из первых на него обратил внимание Михаил Коман. А как не выделить из толпы мальчугана, который заметно отличается от сверстников скоростью и нацеленностью на ворота? Михалыч, конечно же, заметил, что юный Блохин не любил жестко бороться с защитни­ками. Зато у него были другие яркие качества — отличная координация, хороший удар слева, прекрасное видение поля и, самое главное, умение мыслить на скорости.
Ради справедливости заметим, что практически по каждому этапу биогра­фии великого человека, как правило, имеется альтернативная точка зрения. Обычно — от человека, претендующего на заслуги в воспитании, открытии и т.д. Здесь их тоже немало, но мы не ставим перед собой задачу изыскивать правду. Подозреваем, что спустя 40-50 лет это невозможно. Да что сорок — спустя пять лет друг другу бороды повырывали бы!..