Location Сделаный в СССР > Характер


Вход

Характер


евлянам не хватило самой малости. Но зато выиграли Кубок СССР.
А вот следующие два сезона превра­тились в сущий кошмар. Годичное отсутствие Лобановского привело к моральному кризису в отношениях нового тренера с игроками. В 1983-м при Юрии Морозове нарушения режима со стороны футболистов чуть ли не вошли в привычку. Сезон «Дина­мо» завершило отвратительно.
После вольготной жизни пришлось возвращаться к привычному ритму тренировок. Что это такое у Лобановс­кого, никто не забыл — нагрузки, нагрузки, нагрузки...
Ни для кого не было секретом, что у Блохина непростой характер, как почти у каждого талантливого человека. Всё он переживал гораздо острее и эмоциональнее, чем кто-либо из партнеров. И за это ему не раз попада­ло от благодарной общественности.
Давным-давно журналист Леонид Филатов дал блестящую характеристику футболисту Блохину. «Лицо — простое, аскетичное, с напряжёнными желвака­ми. Я рискнул бы выделить в его выражении заносчивость, нервность и вспыльчивость. Мы частенько видели лицо Блохина в пылу борьбы, лицо человека, которому не до хорошей жизни, если игра плоха, да ещё не ведающего, в какое мгновение его решит выделить и показать телережиссёр».
Действительно, многие люди высказывали своё мнение о Блохине вовсе не футбольное: корили его за вызывающую жестикуляцию, за нападки на партнёров, за разговоры с судьями, видя в этом проявления неуравновешенности характера. Не замечая, что Олег не давал спуску прежде всего себе. И это было не нытьё, а требование, встряска. Злость выплескивалась прежде всего на самого себя, когда не удалось что-то задуманное, а уж затем гнев на партнё­ров, не давших, по его мнению, точную передачу в нужный момент или не забивших из выгодного положения, возможно, обида на тренеров, сказав­ших что-то несправедливое перед выходом на поле, реакция на раздража- ющий свист и выкрики с трибун...
Другое дело — поведение Блохина в период подготовки к важному матчу. В первый день любого сбора, будь то клуб или сборная, Олег был недоволен всем и вся. На тренировочной базе сразу после приезда он спешил к врачам — приходил первым, уходил последним. Там всегда знали, что последуют его жалобы на колено, сустав, голеностоп, радикулит, он ещё и аллергией на тополиный пух страдал... Всякий раз Олега внимательно выслушивали, осматривали, а затем говорили примерно так: «Ты же боец! Ведь всё равно выйдешь на поле и сыграешь. Болит — не болит, ты должен играть». Как прописано во всех канонических книгах об ОВБ, «это напоминало нехитрую детскую игру с давно извест­ными правилами»...
Здесь можно было бы отдельной строкой прописать его отношения с болельщиками... Ну вот как Блохин общается с ними сейчас? Сильно вежливо? Так это его жизнь за грани­цей обтесала. Можете представить, чего пришлось бы выслушать о себе болельщику, рискнувшему подойти за автографом ДО игры! Да и ПОСЛЕ запросто могло остаться.